Вороницын И.П. с фотографии 1906 г.из собр. музея

Вороницын Иван Петрович

Дата рождения: 28.01.1885
Место рождения:г.Нарва Санкт-Петербургской губернии
Дата смерти: 25.01.1938
Место смерти:г.Пермь
Происхождение: сын подполковника
Должность:Профессиональный революционер
Чин:

Корольчук Э.А. , Левин Ш.М. Деятели революционного движения в России
Название источника Корольчук Э.А. , Левин Ш.М. Деятели революционного движения в России
Дата 2018-06-02
Тип Книга
Описание

http://elib.shpl.ru/ru/nodes/4174-t-5-sotsial-demokraty-1880-1904-vyp-2-v-gm-sostavlen-e-a-korolchuk-sh-m-levinym-pod-red-v-i-nevskogo-1933-stb-583-1310-xxxiv-s-fot#mode/inspect/page/224/zoom/4

Деятели революционного движения в России : Био-библиографический словарь : От предшественников декабристов до падения царизма / Под ред. Вл. Виленского-Сибирякова, Феликса Кона, А. А. Шилова [и др.] ; Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльно-поселенцев. - М. : Всесоюз. о-во полит. каторжан и ссыльно-поселенцев, 1927-1934.

Т. 5 : Социал-демократы. 1880-1904 : Вып. 2 : В - Гм / Составлен Э. А. Корольчук, Ш. М. Левиным ; Под ред. В. И. Невского. - 1933. - стб. 583-1310, XXXIV с. : фот.

Вороницын, Иван Петрович, сын подполковника. Род. 28 января 1885 г. в г. Нарве, Петербургской губернии В 1895 г. семья переехала в Житомир. Учился в Нарвской, потом в Житомирской гимназиях. Уже в 4—5-м классах проявлял интерес к радикальной журналистике, затем вошел в нелегальный ученический кружок и вместе со своим одноклассником стал составлять, печатать на гектографе и распространять прокламации. В результате был исключен из 6-го класса (1902 г.), разорвал с семьей и уехал в г. Глазов, Вятской губернии, к своему сводному брату Александру Неустроеву, отбывавшему там ссылку; сошелся с местными ссыльными соц.-демократами и под их влиянием окончательно установился как марксист. Осенью 1902 г. переехал в Харьков, готовился к экзамену на аттестат зрелости и одновременно работал в «Союзе учащейся молодежи» при Харьковском комитете РСДРП, тогда же формально вступив в партию. В начале 1903 г. Вороницын—руководитель с.-д. кружка рабочих в Харькове. 25 марта т.г. он был арестован, привлечен к дознанию о Харьковском комитете РСДРП. При обыске у Вороницына, кроме печатных изданий, были обнаружены рукописи революционного содержания, в том числе проект программы для ведения пропаганды, написанный его рукой. Вороницыну было предъявлено обвинение в участии в деятельности Харьковского комитета, распространении (через посредство Ш. Га6ы) нелегальной литературы. Находясь в одиночном заключении в Харьковской губернской тюрьме и на Холодной горе (арестантские роты), перенес 2 голодовки, последнюю—9 дней—по поводу задержки приговора по делу Харьковского комитета и с требованием об освобождении из заключения (началась 28 авг. 1903 г.). Оставался в тюрьме в Харькове до 18 окт. т. г., когда, на основании утвержденного 12 окт. министром

внутренних дел постановления Особого совещания, выслан до решения дела в Архангельскую губернию. 15 ноября 1903 г. прибыл в Холмогоры. Во время пребывания там В. определился как меньшевик. Из-за переписки с Архангельском и заграницей в ночь на 20 февраля 1904 г. был подвергнут обыску, по которому найдены нелегальные издания. Увезен тогда же в Архангельскую тюрьму, затем (в начале марта) препровожден по этапу обратно в Холмогоры. Возбуждено новое дознание о хранении нелегальной литературы, которое было прекращено в- июне 1904 г. соглашением министров внутренних дел и юстиции, в виду понесенного уже В. достаточного наказания. В апреле 1904 г. вместе с Яковом Дубровинским устроил побег из Холмогор Редкозубову, отвезя его на лодке в Архангельск, за что их обоих арестовали и выслали дальше—в распоряжение Мезенского исправника (формально вменялась в вину самовольная отлучка из Холмогор с 22 до 25 апр.). В ночь на 3 июня 1904 г. они бежали с дороги, из Пинеги. В середине июля приехал в Берлин, затем перебрался в Женеву (дело Харьковского комитета, между тем, по состоявшемуся 17 сентября 1904 г. постановлению подлежало в отношении Вороницына прекращению на основании манифеста 11 августа т. г.). В ноябре 1904г. В. вернулся нелегально из-за границы в Москву, где стал работать в качестве организатора Бутырского района под псевдонимом «Вадим» (жил по паспорту Островского).9 февраля 1905 г. арестован, содержался в Таганской тюрьме. По болезни был освобожден под залог (5 сент. 1905 г.). В период «свобод» оказался в Севастополе, где принял самое активное участие в революционных событиях.

Будучи членом местного комитета Крымского союза РСДРП. Выступал на митингах под именем «Ивана Петровича». Тесно связался с работой с.-д. военной организации и вошел в сформировавшийся в начале ноября 1905 г. новый ее руководящий центр. Был главным оратором на известном митинге 11 ноября, с которым связаны убийство штабс-капитана Штейна и ранение контр-адмирала Писаревского матросом Петровым, явившиеся, в свою очередь, последним толчком к открытому выступлению матросов. На происходившем 12 ноября первом собрании флотских депутатов Вороницын был избран председателем Совета, в руках которого и сосредоточено было руководство движением последующих дней. В день подавления восстания (15 ноября) Вороницын находился на контрминоносце «Свирепый» и был снят с него вместе с уцелевшей командой после того, как миноносец был выбит из строя огнем с оставшихся верными правительству судов. Попытки к освобождению Вороницына до суда из тюрьмы, пред принимавшиеся местной партийной организацией, окончились неудачно. Дело (процесс третьей группы участников ноябрьского восстания) слушалось в военно-морском суде Севастопольского порта с 24 октября по 13 ноября 1906 г. Вороницын обвинялся в том, что был «главным лицом, подготовлявшим и организовавшим восстание»; что, председательствуя в «мятежном комитете», руководившем движением, он вошел в непосредственную связь с лейтенантом Шмидтом для объединения действий восставших на захваченных судах и в казармах; что в дни восстания он говорил речи на митингах, убеждая «биться до последней капли крови», водил матросов в Брестский и Белостокский полки и призывал солдат этих полков присоединиться к матросам; что 15 ноября он перешел на контр-миноносец «Свирепый», на котором находился в то время, когда «Свирепый» проходил вдоль эскадры и стрелял по войскам, подавлявшим восстание. Вместе с огромным большинством подсудимых Вороницын отказался от участия в суде (он был автором соответственной деклара¬ции подсудимых, опубликованной тогда же в печати). Суд приговорил Вороницына к смертной казни, но, принимая во внимание, что во время совершения «преступления» он не достиг еще совершеннолетия, заменил ее каторжными работами без срока. 5 декабря 1906 г. Вороницын прибыл в Смоленск, каторжный централ. 11 января 1907 г. оттуда, как один из «зачинщиков» так называемого голого бунта, отправлен в Шлиссельбург. В мае 1909 г. переведен из Шлиссельбурга в Вологодский централ, из Вологды в февр. 1911 г. переведен в Ярославский централ. В т. г. возвращен в Шлиссельбургскую тюрьму, где оставался до осени 1916 г., когда, вследствие болезни глаз, переведен в центральную тюремную больницу в Москве (при Бутырской тюрьме). Свыше 5-ти лет провел в ручных кан-далах, а ножные носил до 1915 г. Во время империалистской войны Вороницын занимал оборонческую позицию. Освобожденный Февральской революцией из тюремной больницы, он некоторое время работал в газете московских меньшевиков «Вперед», а через месяц уехал в Житомир, где он возглавлял в дальнейшем местную меньшевистскую организацию. Состоял членом Киевского областного и председателем Волынского окружного комитетов меньшевиков, принимал участие в газетах «Рабочий Голос» (орган Жито мирской организации меньшевиков) и «Трудовая Волынь» (издание Волынского союза кооперативов). Был председателем Совета 1-го созыва в Житомире, гласным Житомирской городской думы, членом делегации своей партии в Центральной Раде. Участвовал от Житомирской организации на так называемом Объединительном съезде с.-д. в Петрограде в августе 1917 г. На выборах в Учредительное собрание Вороницын выставлялся кандидатом РСДРП «объединенной» по Волынскому избирательному округу. Вскоре после занятия Житомира немцами Вороницын был арестован ими (в марте 1918 г.) и отправлен в Бялу, где содержался частью в тюрьме, частью в концентрационном лагере. В течение сентября 1918 г. переведен из Бялы в Брест-Литовскую крепость, откуда освобожден ноябрьской революцией в Германии и вернулся после этого в Житомир. Был делегатом т. н. «Трудового конгресса» от Волыни (конгресс созван петлюровской «Директорией» в январе 1919 г.). Как кандидат «социалистического блока», был избран в 1919 г. сначала товарищем городского головы, затем городским головой Житомира. Был редактором газеты «Волынская Заря», выходившей в 1919—20 г.г. После окончательного утверждения советской власти в крае первое время оставался на жительстве в Житомире. В 1923 г. был выслан на 3 года в Чердынь; в 1926 г. восстановлен в правах. Перу Вороницына принадлежат воспоминания «Из мрака каторги» и «У немцев» (см. подробнее в библиографии), биографии Б. П. Жадановского («История одного каторжанина», М.—Л., 1926) и П. П. Шмидта («Лейтенант Шмидт» в «Биографической библиотеке» Госиздата, М.—Л., 1925); он является также автором большой работы «История атеизма» (3-е изд.—М., 1930). Из других его работ изданы: «Ла-Меттри. К истории французского материализма» (Харьков, 1925), «К.-А. Гельвеций» («Биограф, б-ка» Госиздата, М.—Л., 1926), «Светский календарь и гражданская религия Вели¬кой французской революции» (2-е изд.— М., 1930), «Декабристы и религия» (2-е изд.—М., 1929), «В. Г. Белинский и рели-гия» (2-е изд.—М., 1930), «А. И. Герцен и религия» (М., 1928), «История атеистиче¬ской книги» («О трех обманщиках»—М., 1930) и ряд статей в журнале «Атеист» за 1926—30 г.г.

Сведения И. П. Вороницын а.—Роз. циркуляр 1904.—Деп. пол.: ос. отд., 1898, Х;5, ч. 12, лит. Ж, 1903, Кг 1000, т. II; 3 д-во, 1904, Кг 2528; 4 д-во, 1903, Кг 465, ч. 17.—М-во юстиции, 1904, Кг 17286, 1905, Кг 18980.— Вед. о движении дел (Харьковск. суд. палата).

Митинги (Ук.).—Полит, каторга и ссылка.

Протоколы первой конференции военных и боевых орг-ций РСДРП, состоявшейся в ноябре 1906 г. П., 1907, 64—72 (Доклад тов. Вороницына о ноябрьском Севастопольск. восстании) (перепеч. в кн.: Лейтенант Шмидт. Письма, воспоминания, документы, 232—242).— И. В о р о н и ц ы н, Из мрака каторги. 1905—1917. Харьков, 1922.—Его же, У немцев. Очерки полит, тюрьмы и ссылки. Харьков, 1923.—«Кат. и Сс.» 1930, VI (67), 126—138 (Г. Крамаров, Подготовка побега из Севастопольск. тюрьмы).

М. Ильинский, Архангельск, ссылка, 40.— И. Генкин, По тюрьмам и этапам, 9, 13, 18, 22, 37— 39, 43, 45, 231.—А. Р я б и н и н, Материалы для биографии Р. М. Семенчикова, 59.—И. Г е л и с, Ноябрьские дни в Севастополе в 1905 г., 9, 13, 56, 62, 103, 104.—И. В о- р о н и ц ы н, Лейтенант Шмидт. М.—Л., 1925, 65, 73.— В. Залежский, Восемь побегов—двенадцать арестов, 10, 12, 16, 23, 30, 31, 33 (ср. его кн. "На путях к революции" I, 76, 80, 88, 97, 98, 107, 109, 111).—В. К а м ш и ц- к и й, 1905 г. в Севастополе, 19, 20, 81, 116, 128, 142.— «Канд. Звон» 1,56, 62, 73—74 (И. Криворукое, Восстание в Черноморском флоте 11—15 ноября 1905 г.).— «Потемкинские дни 1905 г. на Черном море*, 10, 22 (С. Шрейбер, Предисловие).—"1905 История рев. движения в отд. очерках" III, вып. 1, 82, 84—88, 90—92, 94 (И. Волковичер, Восстание в Севастополе).— "Всеобщая стачка 1903 г. на Украине", 71 (И. Ткачу- к о в, Накануне первой революции в Харькове).—"Искра" №51, 1903 (Хроника рев. борьбы) («Искра» VII, 199). —Там же, №55, 1903, Ns№56 и 70,1904 (Хроника рев. борьбы).—«Освобождение» 1903, VII (31), 121 (Письма из провинции: Голодовка в тюрьме).—«Револ. Россия» №22,

1903, 20 (Хроника обысков и арестов), №28, 1903, 24, №43,1904, 24, №48, 1904, 23, №49, 1904 , 23 (Хроника правительств, гонений).—«Последние Известия* №189,

1904, 8 (Побеги), №207, 1905, 7 (Список №1 лиц, под

лежащих розыску по делам политическим).—«Начало» 1905, Ns№10—15( [И. Г. Смидович?], Революц. дни в Севастополе).—«Пролетарий» 1905, №11 (Тюрьма и ссылка) ("Вперед" и «Пролетарий» IV, 80).—«Голос

Труда» 1906, №15 (К севастопольск. процессу).—«Крымский Вестник" (Севастополь) 1906, №254 (Приговор по делу о ноябрьском восстании в Севастополе), №268 (Хроника).—«Русская Жизнь» 1907, №44 (Хроника: В настоящее время в Шлиссельбургск. крепости заключены... ).—«Киевская Мысль» 1917, №238 (Выборы в Учредит, собрание).—«Рабочий Голос» 1917, №14 (Протокол общегособрания членов Житомирск. орг-ции РСДРП). —«Кат.и Сс.» V, 1923, 255—256 (Г. Крамаров, рецен-зия о воспомин. И. Вороницына «Из мрака каторги»).— «Пролет Револ.» 1923, VI—VII (18—19), 114, 115, 118, 137, 151, 153 (В. Д р о б о т, Севастопольск. восстание 1905 г.).—«Кат. и Сс.» 1924, VI (13), 281 (Список действительных членов Всесоюзного об-ва политкаторжан и сс.-поселенцев).—«Летоп. Револ.» 1924, III (8), 53 (Борисов, Очерки революции на Волыни).—«Кат. и Сс.» 1925, V (18), 13 (М. Лебедев, Рев. движение среди черноморских моряков в 1905 г.).—Там же, 54, 55, 60, 65, 71, 72, 83 (А. Ж и т е л ь с к и й, Воспоминания о Севастопольск. восстании 1905 г.).—Там же, 278, 280—281 (Н. Билибин, История одного протеста. Памяти В. О. Лих- тенштадта).—«Пути Револ.» (Харьков) 1925, II, 83 (В. Галкин, Харьковск. революц. Красный кріст. 1884— 1920).—«Кат. и Сс.» 1926, VI (27), 253 (Б. Н-с к и и, рецензия о кн. Е. Шмидта «Лейтенант Шмидт»).—«Летоп. Револ.» 1926, VI (21), 68, 70 (Г. М и х а й л о в, К истории Октября на Волыни).—Там же, 72 (И. Д а ш к о в с к и й. Октябрьские дни в Житомире и на Юго-зап. фронте).— «Кат. и Сс.» 1927, IV (33), 131 (К. Ц и т о в и ч, Побег из Севастопольск. тюрьмы в 1907 г.).—«Красн. Летоп.» 1927, 1(22), 103 (В. Румянцев, В Шлиссельбургск. крепости в февр. 1917 г. Воспоминания).—«Летоп. Револ.» 1927. I (22), 50—51 (С. Майи А. Заславский, Начало революции на Волыни).

Персоны упомянутые в источнике
Статьи использующие источник

Документы

  • 0000000264.jpg
  • 0000000265.jpg
  • 0000000266.jpg
  • ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В ПРИКАМЬЕ 1918-1980е гг. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ И МАТЕРИАЛОВ
    Название источника ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В ПРИКАМЬЕ 1918-1980е гг. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ И МАТЕРИАЛОВ
    Дата 2018-06-02
    Тип Книга
    Описание

    № 134

    Протокол допроса И.Н. Марковой –

    свидетельницы по делу И.П. Вороницына

    27 июня 1956 г.

    г. Молотов

    Начат в 12 час. 00 мин.

    Окончен в 13 час. 45 мин.

    Я, следователь следственного отдела Управления КГБ при СМ СССР по

    Молотовской области лейтенант Рупин, допросил в качестве свидетеля Маркову Ию Николаевну, 1897 года рождения, уроженку г. Молотова, русскую,

    гражданку СССР, члена КПСС с 1946 года, со средним образованием, работающую заведующей научно-технической библиотекой на заводе № 19, проживающую в г. Молотове, ул. Газеты «Правда», № 15, кв. 19.

    Об ответственности за отказ от дачи показаний и за ложные показания по ст. ст. 92 и 95 УК РСФСР предупреждена.

    Маркова

    Вопрос: Скажите, с какого времени вы работаете в научно-технической библиотеке завода № 19?

    Ответ: В этой библиотеке я работаю с 1934 года.

    Вопрос: Вороницына Ивана Петровича, бывшего заведующего научно-технической библиотекой, вы знаете?

    Ответ: Да, Вороницына Ивана Петровича я знаю с момента поступления на работу в библиотеку, где он уже работал в качестве заведующего.

    Вопрос: Расскажите, что вам известно о Вороницыне Иване Петровиче.

    Ответ: Когда я поступала в 1934 году на работу в библиотеку, Вороницына в это время увольняли с завода якобы за то, что он поддерживал переписку с братом, который проживал в Польше*. От сотрудников библиотеки мне известно, что директор 19-го завода Побережский Вороницыну сказал, что на заводе его держать не может, так как у него брат проживает за границей. После этого Вороницын выезжал в Москву к Серго Орджоникидзе, с которым якобы где-то работал вместе до разделения РСДРП на большевиков и меньшевиков. От Орджоникидзе Вороницын получил хорошую характеристику, или иначе поручительство, и был оставлен на работе в качестве заведующего научно-технической библиотекой завода № 19. Об этом мне известно от самого Вороницына. Вороницын проживал тогда на углу улиц 25 Октября и Большевистской, держал у себя две охотничьи собаки и увлекался охотой. Вороницын имел какую-то научную степень, знал все западно-европейские языки. К нему часто обращались из цехов при сборке или поломке заграничных станков. Вороницын брал иностранную техническую литературу, словари и на месте рассказывал, как надо собрать или исправить станок. В этом отношении он оказал большую помощь производственным цехам, и за это на заводе его очень ценили. В последнее время перед арестом у Вороницына отнималась правая рука, ей он не мог иногда писать, и когда он уходил с работы домой, мы ему помогали одевать пальто. В 1937 году Вороницын был арестован органами НКВД, однако, за что, я не знаю.

    Вопрос: Что вам известно об антисоветской деятельности Вороницына И.П.?

    Ответ: Об антисоветской деятельности Вороницына мне ничего не известно. Каких-либо разговоров против Советской власти или недовольств политикой нашей партии я от него никогда не слышала.

    Вопрос: Что вам известно о принадлежности Вороницына к партии меньшевиков?

    Ответ: Был ли он членом партии меньшевиков, я не знаю, но от него слышала, что раньше он работал на партийной работе вместе с Орджоникидзе (это, якобы, до разделения РСДРП). После же разделения, как Вороницын говорил, он ни в какой партии не состоял и считал себя анархистом.

    Вопрос: Известно ли вам что-либо о существовании на заводе № 19 контрреволюционной диверсионной организации и принадлежности к ней Вороницына?

    Ответ: О принадлежности Вороницына к какой-либо контрреволюционной организации мне ничего не известно, и была ли такая на заводе № 19 – я не знаю и ни от кого не слышала.

    Вопрос: Приходилось ли вам слышать от Вороницына пораженческие высказывания, что якобы в предстоящей войне СССР потерпит поражение?

    Ответ: Нет, подобных высказываний со стороны Вороницына я никогда не слышала.

    Вопрос: А слышали ли вы от Вороницына такие высказывания, что в СССР крестьянство якобы настроено против Советской власти?

    Ответ: Нет, таких разговоров от Вороницына я также никогда не слышала.

    Вопрос: Скажите, как относился к работе Вороницын И.П.?

    Ответ: К работе на заводе № 19 Вороницын относился добросовестно, пользовался авторитетом среди сотрудников и считался ценным работником.

    Вопрос: Что еще желаете дополнить к своим показаниям?

    Ответ: Больше дополнить ничего не имею.

    Протокол допроса с моих слов записан верно и мне прочитан.

    И. Маркова

    Допросил: Следователь следотдела УКГБ по Молотов [ской] области

    лейтенант Рупин

    ГОПАПО. Ф 641/1. Оп. 1. Д. 11915. Л. 186–188. Подлинник. Рукопись.

    Персоны упомянутые в источнике
    Статьи использующие источник

    Документы

    Вороницын, Иван Петрович, сын подполковника. Род. 28 января 1885 г. в г. Нарве, Петербургской губернии В 1895 г. семья переехала в Житомир. Учился в Нарвской, потом в Житомирской гимназиях.

    Уже в 4—5-м классах проявлял интерес к радикальной журналистике, затем вошел в нелегальный ученический кружок и вместе со своим одноклассником стал составлять, печатать на гектографе и распространять прокламации. В результате был исключен из 6-го класса (1902 г.), разорвал с семьей и уехал в г. Глазов, Вятской губернии, к своему сводному брату Александру Неустроеву, отбывавшему там ссылку; сошелся с местными ссыльными соц.-демократами и под их влиянием окончательно установился как марксист.

    Осенью 1902 г. переехал в Харьков, готовился к экзамену на аттестат зрелости и одновременно работал в «Союзе учащейся молодежи» при Харьковском комитете РСДРП, тогда же формально вступив в партию.

    В начале 1903 г. Вороницын—руководитель с.-д. кружка рабочих в Харькове. 25 марта т.г. он был арестован, привлечен к дознанию о Харьковском комитете РСДРП. При обыске у Вороницына, кроме печатных изданий, были обнаружены рукописи революционного содержания, в том числе проект программы для ведения пропаганды, написанный его рукой. Вороницыну было предъявлено обвинение в участии в деятельности Харьковского комитета, распространении (через посредство Ш. Га6ы) нелегальной литературы. Находясь в одиночном заключении в Харьковской губернской тюрьме и на Холодной горе (арестантские роты), перенес 2 голодовки, последнюю—9 дней—по поводу задержки приговора по делу Харьковского комитета и с требованием об освобождении из заключения (началась 28 авг. 1903 г.).

    Оставался в тюрьме в Харькове до 18 окт. т. г., когда, на основании утвержденного 12 окт. Министром внутренних дел постановления Особого совещания, выслан до решения дела в Архангельскую губернию. 15 ноября 1903 г. прибыл в Холмогоры. Во время пребывания там Вороницын определился как меньшевик.

    Из-за переписки с Архангельском и заграницей в ночь на 20 февраля 1904 г. был подвергнут обыску, по которому найдены нелегальные издания. Увезен тогда же в Архангельскую тюрьму, затем (в начале марта) препровожден по этапу обратно в Холмогоры. Возбуждено новое дознание о хранении нелегальной литературы, которое было прекращено в июне 1904 г. соглашением министров внутренних дел и юстиции, в виду понесенного уже Вороницыным достаточного наказания.

    В апреле 1904 г. вместе с Яковом Дубровинским устроил побег из Холмогор Редкозубову, отвезя его на лодке в Архангельск, за что их обоих арестовали и выслали дальше—в распоряжение Мезенского исправника (формально вменялась в вину самовольная отлучка из Холмогор с 22 до 25 апр.).

    В ночь на 3 июня 1904 г. они бежали с дороги, из Пинеги. В середине июля приехал в Берлин, затем перебрался в Женеву (дело Харьковского комитета, между тем, по состоявшемуся 17 сентября 1904 г. постановлению подлежало в отношении Вороницына прекращению на основании манифеста 11 августа т. г.).

    В ноябре 1904г. В. вернулся нелегально из-за границы в Москву, где стал работать в качестве организатора Бутырского района под псевдонимом «Вадим» (жил по паспорту Островского).

    9 февраля 1905 г. арестован, содержался в Таганской тюрьме. По болезни был освобожден под залог (5 сентября 1905 г.). В период «свобод» оказался в Севастополе, где принял самое активное участие в революционных событиях.

    Будучи членом местного комитета Крымского союза РСДРП. Выступал на митингах под именем «Ивана Петровича». Тесно связался с работой с.-д. военной организации и вошел в сформировавшийся в начале ноября 1905 г. новый ее руководящий центр. Был главным оратором на известном митинге 11 ноября, с которым связаны убийство штабс-капитана Штейна и ранение контр-адмирала Писаревского матросом Петровым, явившиеся, в свою очередь, последним толчком к открытому выступлению матросов.

    На происходившем 12 ноября первом собрании флотских депутатов Вороницын был избран председателем Совета, в руках которого и сосредоточено было руководство движением последующих дней. В день подавления восстания (15 ноября) Вороницын находился на контрминоносце «Свирепый» и был снят с него вместе с уцелевшей командой после того, как миноносец был выбит из строя огнем с оставшихся верными правительству судов.

    Попытки к освобождению Вороницына до суда из тюрьмы, пред принимавшиеся местной партийной организацией, окончились неудачно. Дело (процесс третьей группы участников ноябрьского восстания) слушалось в военно-морском суде Севастопольского порта с 24 октября по 13 ноября 1906 г. Вороницын обвинялся в том, что был «главным лицом, подготовлявшим и организовавшим восстание»; что, председательствуя в «мятежном комитете», руководившем движением, он вошел в непосредственную связь с лейтенантом Шмидтом для объединения действий восставших на захваченных судах и в казармах; что в дни восстания он говорил речи на митингах, убеждая «биться до последней капли крови», водил матросов в Брестский и Белостокский полки и призывал солдат этих полков присоединиться к матросам; что 15 ноября он перешел на контр-миноносец «Свирепый», на котором находился в то время, когда «Свирепый» проходил вдоль эскадры и стрелял по войскам, подавлявшим восстание.

    Вместе с огромным большинством подсудимых Вороницын отказался от участия в суде (он был автором соответственной декларации подсудимых, опубликованной тогда же в печати). Суд приговорил Вороницына к смертной казни, но, принимая во внимание, что во время совершения «преступления» он не достиг еще совершеннолетия, заменил ее каторжными работами без срока.

    5 декабря 1906 г. Вороницын прибыл в Смоленск, каторжный централ. 11 января 1907 г. оттуда, как один из «зачинщиков» так называемого голого бунта, отправлен в Шлиссельбург. В мае 1909 г. переведен из Шлиссельбурга в Вологодский централ, из Вологды в февр. 1911 г. переведен в Ярославский централ. В т. г. возвращен в Шлиссельбургскую тюрьму, где оставался до осени 1916 г., когда, вследствие болезни глаз, переведен в центральную тюремную больницу в Москве (при Бутырской тюрьме). Свыше 5-ти лет провел в ручных кандалах, а ножные носил до 1915 г.

    Во время империалистской войны Вороницын занимал оборонческую позицию. Освобожденный Февральской революцией из тюремной больницы, он некоторое время работал в газете московских меньшевиков «Вперед», а через месяц уехал в Житомир, где он возглавлял в дальнейшем местную меньшевистскую организацию. Состоял членом Киевского областного и председателем Волынского окружного комитетов меньшевиков, принимал участие в газетах «Рабочий Голос» (орган Жито мирской организации меньшевиков) и «Трудовая Волынь» (издание Волынского союза кооперативов). Был председателем Совета 1-го созыва в Житомире, гласным Житомирской городской думы, членом делегации своей партии в Центральной Раде. Участвовал от Житомирской организации на так называемом Объединительном съезде с.-д. в Петрограде в августе 1917 г. На выборах в Учредительное собрание Вороницын выставлялся кандидатом РСДРП «объединенной» по Волынскому избирательному округу.

    Вскоре после занятия Житомира немцами Вороницын был арестован ими (в марте 1918 г.) и отправлен в Бялу, где содержался частью в тюрьме, частью в концентрационном лагере. В течение сентября 1918 г. переведен из Бялы в Брест-Литовскую крепость, откуда освобожден ноябрьской революцией в Германии и вернулся после этого в Житомир. Был делегатом т. н. «Трудового конгресса» от Волыни (конгресс созван петлюровской «Директорией» в январе 1919 г.). Как кандидат «социалистического блока», был избран в 1919 г. сначала товарищем городского головы, затем городским головой Житомира. Был редактором газеты «Волынская Заря», выходившей в 1919—20 г.г.

    После окончательного утверждения советской власти в крае первое время оставался на жительстве в Житомире. В 1923 г. был выслан на 3 года в Чердынь. Три года Иван Петрович вместе с супругой проживал в Чердыни, Усолье и Парабели. в 1926 г. восстановлен в правах, что позволило ему перебраться в Пермь, где он серьезно занялся литературной работой. Перу Вороницына принадлежат воспоминания «Из мрака каторги» и «У немцев» (см. подробнее в библиографии), биографии Б. П. Жадановского («История одного каторжанина», М.—Л., 1926) и П. П. Шмидта («Лейтенант Шмидт» в «Биографической библиотеке» Госиздата, М.—Л., 1925); он является также автором большой работы «История атеизма» (3-е изд.—М., 1930). Из других его работ изданы: «Ла-Меттри. К истории французского материализма» (Харьков, 1925), «К.-А. Гельвеций» («Биограф, б-ка» Госиздата, М.—Л., 1926), «Светский календарь и гражданская религия Вели¬кой французской революции» (2-е изд.— М., 1930), «Декабристы и религия» (2-е изд.—М., 1929), «В. Г. Белинский и религия» (2-е изд.—М., 1930), «А. И. Герцен и религия» (М., 1928), «История атеистической книги» («О трех обманщиках»—М., 1930) и ряд статей в журнале «Атеист» за 1926—30 г.г.

    Служил заведующим в технической библиотеке завода №19, позднее завод имени Сталина. По словам Марковой И.Н., которая поступила библиотекарем в эту же библиотеку в 1934 году, директор завода Побережский И.И. (в 1938 также был репрессирован) пытался уволить Ивана Петровича с завода якобы за то, что он поддерживал переписку с братом, проживающим в Польше. После этого Ивану Петровичу пришлось ездить в Москву к Серго Орджоникидзе, с которым он работал вместе до разделения РСДРП на большевиков и меньшевиков. Только благодаря заступничеству Орджоникидзе Вороницын был оставлен на работе в качестве заведующего научно-технической библиотекой.

    Вороницын проживал тогда на углу улиц 25 Октября и Большевистской, держал у себя две охотничьи собаки и увлекался охотой. Имел научную степень, знал «все» (со слов Марковой И.Н.) западно-европейские языки. К нему часто обращались из цехов при сборке или поломке заграничных станков. Вороницын брал иностранную техническую литературу, словари и на месте рассказывал, как надо собрать или исправить станок. В этом отношении он оказал большую помощь производственным цехам, и за это на заводе его очень ценили. В последнее время перед арестом у Вороницына отнималась правая рука, ей он не мог иногда писать, и когда он уходил с работы домой, работники библиотеки помогали ему одевать пальто.

    7 декабря 1937 г. Вороницын был арестован. Несмотря на оказанное давление, на допросах он отказался признать обвинение в создании диверсионно-террористической организации на оборонных заводах Перми. Он никого не оговорил для сохранения своей жизни. Однако в ходе краткого следствия вина была «доказана» и 25 января 1938 г. Вороницын вместе с другими обвиняемыми расстрелян.